Вокальная студия «Хафтранг» — радуга из детских голосов

0

В прошлом году столичная вокальная студия «Хафтранг» приняла участие в международном песенном конкурсе «Во весь голос», который проходил в Москве. Многие таджикистанцы следили за всеми его этапами и переживали за наших ребят. Участница из Таджикистана, Амаль Хафизова, была признана лучшей вокалисткой конкурса. Мы решили встретиться с Тахминой Рамазановой, руководителем и педагогом студии, чтобы поговорить о том, как создавалась студия «Хафтранг», об успехе на конкурсе, планах и о многом другом, не менее интересном.

Тахмина Рамазанова является солисткой группы «Авеста», известной далеко за пределами Таджикистана. Не смотря на загруженность, она смогла выкроить немного времени на встречу.

Тахмина, спасибо за то, что откликнулись на мое предложение. На прошлой неделе, 19 января, состоялся яркий и фееричный концерт воспитанников Вашей студии.  И первый мой вопрос, когда и как родилась идея вокальной студии «Хафтранг»?

Сама идея родилась очень давно. Но работа в группе «Авеста» мешала заняться этим всерьез. Сами понимаете: гастроли, репетиции. Но работу с детьми я очень люблю.  Это самое благодарное и приятное занятие, хотя и очень сложное. Открылись мы 21 марта 2015 года. Возможно кому-то может показаться, что студия для меня – это возможность заработать. Но пока большая часть расходов покрывается из нашего с мужем семейного бюджета. Я просто очень люблю это дело.

Как проходит отбор и обучение?

В самом начале мы с мужем долго думали, как это все будет проходить. Чтобы работа была не однодневной, на пару-тройку лет, чтобы и у детей была возможность реального роста. Хотелось открыть не кружок пения, а настоящую профессиональную школу вокала.

Ведь есть педагоги, которые закончили музыкальный вуз, но настоящей практики у них не было, только теория.  Педагог-теоретик сам должен пройти через сцену, чтобы понимать все это изнутри.

Я сейчас не хочу кого-то обидеть, теория, которую изучают в высших вузах – это основа, без нее никуда.  Но педагогам самим нужно развиваться намного дальше и не ограничиваться вузовскими знаниями.

В самом начале мы решили принимать всех детей, вне зависимости от данных. И мне самой, как вокалистке, интереснее работать с детьми, у которых я вижу пока еще не раскрытый потенциал, но пока нет готового умения петь. Если у ребенка глаза горят, если он твердит о том, что хочет петь, как можно бить его по рукам? Я скажу ему «Ты молодец! Только тебе нужно поработать над собой».  Родителям же говорю все как есть и предлагаю попробовать, чтобы посмотреть, что у нас получится.

С детьми, которые делают лишь первые шаги, можно работать долго, интересно, проходя все этапы вместе.  Я всегда говорю и детям и родителям, что одного таланта мало. Нужна упорная и кропотливая работа, без которой рост останавливается.  И повторяю детям, что не нужно отрываться от земли, «звездить» как говорят у нас, артистов.

Сейчас мы разделили группы не только по возрастам, но и по своеобразным подразделениям. Когда ребенок слаб в чем-то, то в конкретном подразделении он тренирует и отрабатывает именно этот навык.

Кстати, скоро у нас будет проходить кастинг, где мы будем набирать новых ребят в студию.  Требования отбора  – это умение интонировать (по мере возможностей), более профессионально научим мы. Какое-то актерское мастерство (не говорю конечно, что нужно целый  номер показать), просто суметь себя подать. И, конечно же, песня: любая, которая нравится. Все это необходимо, чтобы увидеть имеющийся потенциал, который дальше мы раскроем сами.

В жюри, помимо меня, будут присутствовать хореограф, звукорежиссер и актер. Но отбор не будет жестким, чтобы не травмировать детей.

Вы принимаете в работе и подготовке ребят самое непосредственное участие. Что для Вас означает эта работа?

Эта работа для меня – огромное счастье.  В этом году наши детки уже поступают в вузы. Очень тяжело отпускать их, потому что настолько прикипаешь к ним сердцем, что любишь уже как своих детей.  Это большая победа лично для меня и моего супруга Джафара Халилова.  Кстати, именно благодаря ему, наша работа идет вперед. Он не только работает с детьми, но и занимается администрированием, организацией, документами. Без него не было бы «Хафтранга» как такового.

Я считаю, что это наша обязанность – поднимать искусство в Таджикистане. Потому что каждый раз когда «Авеста» выезжает за пределы Таджикистана, приходится опровергать предвзятое отношение к таджикам, которое кардинально меняется, когда мы выходим на сцену. А чтобы подобного не случалось, нужно расти достойных ребят, чтобы от приезда таджикских артистов всегда ждали настоящего мастерства и профессионализма.

Любой проект – это не только успехи, но и сложности. Расскажите о них пожалуйста.

Сложностей очень много. Студия планировалась как вокальная школа, но из-за многих проблем с оформлением различной документации пока все так, как есть. И времени заняться этим серьезно пока не хватает. Тогда ведь я даже не знала, будет ли успех у моей затеи или нет. Сейчас, правда, уже есть некоторые мысли, куда двигаться дальше.

Родителям наших детей всегда говорю: «Наша студия – это не кружок. Даже если Ваш ребенок не будет артистом, он пройдет очень серьезную школу, где он научится уверенности в себе, избавится от страха выступать на публике, будет развиваться, как личность. А это огромное подспорье в любой деятельности».

Но мы не делим детей, которые хотят заниматься пением профессионально и тех, кто просто пришел попробовать себя.

Еще одна сложностью является то, что в штате я работаю пока одна, вместе с мужем. Он у нас и идейный вдохновитель, и педагог, и администратор. Пока денег  на то, чтобы кого-то привлечь еще, у нас нет.  Но несколько родителей стараются нам помогать.

Сейчас у нас занимается 27 детей, 10 из которых очень маленькие, от 4 до 6 лет. Самой старшей девочке 22 года и она очень талантлива. Мы сейчас ее готовим и скоро представим. Это будет новое имя в Таджикистане.

Тахмина, расскажите пожалуйста, как воспитанники студии попали на российский международный вокальный конкурс  «Во весь голос»?

Вы знаете, это было стремительно и неожиданно. Организатором конкурса выступила телерадиокомпания «Мир». Они из Москвы, через свой филиал в Душанбе, вышли на Представительство Россотрудничества в Душанбе, которые обратились за помощью на радио «Азия Плюс». Парвона Ахрори, директор радио,  как человек, который много сделал для нашей студии, тут же нашла меня и сказала, что от такого предложения отказываться не стоит.

Нам нужно было быстро определить ребят на конкурс, потому что уже  через два дня после приглашения, мы должны были отправить фото и непрофессиональные видео с телефона о том, как поют наши отобранные участники.  Мы выбрали Амаль Хафизову, Некруза Зребунова, Тамирис Ильназарову и Дильнозу Абдуалимову.  Быстренько их отсняли, отправили и они все прошли.

С момента обращения в «Азия Плюс» до самого конкурса прошло всего два месяца. Все это время мы постоянно получали разные задания из Москвы.

Заведомо зная, что к нам могут отнестись снисходительно, я работала с детьми особенно тщательно. Говорила детям, что «вы не студию «Хафтранг» будете представлять, а нашу страну. На вас лежит большая ответственность – достойно представить Таджикистан на международном уровне».

Вернувшись из Москвы, мы конечно знали о результатах, но не имели права их разглашать до последней трансляции с объявлением победителей. И самое обидное было в эти дни, до оглашения результатов конкурса, читать чудовищные комментарии в соцсетях на странице конкурса под видео с нашими участниками. О том, что мы опозорили страну, не умеем петь и т.д. А ведь я знала, что после оглашения результатов, все, кто пишет  гадости, еще пожалеют о своих словах.

Какими моментами запомнился этот конкурс лично для Вас?

Очень крутой организацией, слаженной работой всей команды. На каждого ребенка, во время репетиции на сцене, приходилось сразу 4 звукорежиссера. Один стоит на сцене, второй – под сценой, третий – сидит за пультом в конце зала и четвертый – в ПТС (аппаратная на колесах).

Удивительным режиссерским подходом к детям. Частенько у нас можно слышать, как режиссер кричит, нервичает. Оно и понятно, работа сложная. Но там ни разу не слышали, чтобы кто-то кричал. Все старались выполнять свою работу быстро и спокойно.

Также хочется отметить колоссальную работу организатора конкурса, Лины Арифулиной, продюсера, обладательницы ТЭФИ, основателя продюсерского центра «LA Group». Она смогла разглядеть в нашей команде творческий потенциал детей. Это сильный и честный человек, который помог многим теперешним российским звездам выйти на большую сцену.

За четыре дня конкурса, с 12 по 16 сентября, дети дали 8 концертов. Режим был очень напряженный и сверхдинамичный. Подъем в пять утра. В шесть приезжает транспорт, детям раздают ленчбоксы с завтраком. Далее репетиция, потом концерт. Бегом на обед, и снова прогон. За ним — концерт. В 11 или 12 ночи мы приезжали в гостиницу, ложились ближе к часу-двум ночи. Дети уставали, спали по 3-4 часа в сутки. И то, что ребята не всегда чисто интонировали, происходило из-за того, что они просто не высыпались и не давали голосу отдохнуть как следует.

Хочу вернуться к проведенному в пятницу концерту. Организовать такой грандиозный для Душанбе концерт – большая редкость. Кто помог этому ему состояться? В плане организации, финансов, рекламы и др.

Мы обратились в Россотрудничество. Они нас сразу поддержали и взяли на себя расходы по аренде зала. Концерт прошел при поддержке Правительства, Аппарата Президента и Министерства культуры Республики Таджикистан, с участием посла Российской Федерации Игоря Лякина-Фролова.

Нас поддержали компании Tcell и «Кока-Кола», Казкоммерцбанк. Информационная поддержка от «Азия-Плюс» и Парвоны Ахрори. Также огромная благодарность композитору Джасуру Халилову, аранжировщику Манучехру Ахмедову, поэту Юсуфджону Ахмедову, Сафо Сафарову и многим другим. Не могу не отметить работу моего супруга, Джафара Халилова. Это наш незаменимый звукорежиссер. Все студийные записи наших детей – его работа. Все, что было исполнено на концерте, постановка звука — это огромная заслуга именно Джафара.

Какие цели ставит для себя студия в этом году?

У нас есть еще один грандиозный проект, правда не знаю, сможем ли мы его осуществить. Это должно быть выступление вживую, под оркестр, то есть под живое музыкальное сопровождение. Но все упирается в финансы. Ведь нужно будет оплатить работу приглашенных музыкантов, опять же свет, звук и многое другое. Но, должна Вам сказать, что если Тахмина Рамазанова что-то решила, то она обязательно это сделает.

Это должен быть не какой-то отчетный концерт, а возможность показать, каким должен быть уровень настоящего музыканта. Что он может не только в студии записать свою песню, где можно выровнять все неточности и шероховатости, но и выступить на большой сцене вживую. Сейчас, к сожалению, умеющих это сделать крайне мало. Практически любой может записать песни на студии и запросто исполнять их под фонограммы, называя себя звездой. Но ведь это обман! Если ты назвался певцом или певицей, то будь добр, соответствуй этому званию сполна. Одного шоу уже не достаточно. Зритель хочет слышать настоящие голоса, не одинаковые и шаблонные, какие часто можно услышать у нас.

Давайте немного отойдем от творчества и поговорим с Вами, как с женщиной, мамой и женой. Вы трудитесь в группе вместе с супругом. Как сказывается Ваше совместное творчество на семейной жизни?

У меня сейчас уже четверо детей. Двое из них – еще маленькие (сыну четыре, дочери – 1 годик). Раньше, когда у меня было только двое детей, я все успевала: и репетиции, и домашние дела, и позаниматься с детьми. Сейчас с этим стало сложновато.

Обычно возвращаюсь домой  к 9 вечера.  Младших детей уже нужно готовить ко сну. Они всегда радостно встречают: «Мама, мамочка!», как будто не видели меня неделю. Вижу их радостные глаза  и меня гложет вина за то, что не бываю с ними в течение дня. Нашим детям очень не хватает нас сейчас. Ну а как по-другому? Работа в студии пошла вверх, дело стало развиваться. И ему нужно отдавать много сил. Мы с мужем часто разговариваем с детьми на эту тему. Объясняем, почему мама и папа работают так много.

Интервью подошло к концу и напоследок у меня вот какой вопрос. В Таджикистане много талантливых ребят, которые любят петь и имеют хорошие данные. Но, возможно, не знают с чего начать. Что им посоветует педагог, наставник и известная певица Тахмина Рамазанова?

Развиваться в выбранном направлении, не останавливаться, верить в свои силы и, добившись успеха, всегда помнить, что рядом есть люди, которым, возможно, нужно протянуть руку помощи. На вершине успеха нельзя забывать откуда ты вышел, кто помог тебе стать тем, кем ты стал. Мы не можем всего добиться сами, без чьей-либо помощи. И даже недруги – это наши учителя. Благодаря им, ты становишься сильнее, доказываешь чего ты стоишь не словами, а конкретными делами.

Я всегда очень благодарна моим родителям за поддержку и воспитание. Мужу Джафару и всем ребятам из группы «Авеста» за то, что смогли меня многому научить в профессии. Не смогу сейчас назвать всех своих учителей, но каждому из них низкий поклон и благодарность.

Наш разговор с Тахминой в студии «Хафтранг» получился очень искренним и теплым. Немного личного осталось за рамками интервью. Уютный зал, приятная атмосфера и любовь, с которой говорила Тахмина о своем детище не отпускали до самого вечера. Как же здорово, что в нашей стране есть люди так беззаветно любящие свою профессию и отдающиеся ей без остатка.

Успехов Вам, Тахмина, и всем Вашим воспитанникам! Не сомневаюсь в том, что мы еще не раз услышим голоса таджикской радуги на международных конкурсах и концертах.

Для справки:

«Во весь голос» — первый телевизионный проект, который объединил команды стран Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, Молдавии, России и Таджикистана в музыкальном конкурсе.

Победителями в четырех номинациях стали:

«Лучшим солистом» стал Денис Мидоне из Молдовы.  «Лучшей солисткой» жюри признало Амаль Хафизову из Таджикистана. В номинации «Лучший музыкальный коллектив» победу одержала команда России. А «Лучшей группой» стал квартет «Жулдыздар» из Казахстана.

Поделиться:

Комментарии закрыты.